Полезные
конные
адреса

Контакты

Фотографии
лошадей

Все
о лошади
и верховой
езде

Русско-английский
англо-русский
конный словарь

Статьи, книги
о лошадях
и их обсуждение

Словарь-справочник
конных терминов

Объявления

Конные
форумы

Календарь
соревнований


Статьи, книги о лошадях и их обсуждение


Книги о лошадях

Основы езды и выездки

ФРАНСУА БОШЕ

Содержание

1. ПЕРВОЕ УПРАЖНЕНИЕ ПЕШКОМ.

2. НАГИБАНИЕ ЧЕЛЮСТИ.

3. ПОНИЖЕНИЕ ШЕИ ПОСРЕДСТВОМ ПРЯМОГО НАГИБАНИЯ ЧЕЛЮСТИ

4. БОКОВЫЕ СГИБАНИЯ ШЕИ (в руках).

5. БОКОВЫЕ СГИБАНИЯ ШЕИ (под седлом).

6. ПРЯМЫЕ НАГИБАНИЯ ГОЛОВЫ И ШЕИ или ПОДБИРАНИЕ.

7. О СОГЛАСОВАНИИ.

8. О ПЕРЕБОРЕ.

9. О РТЕ ЛОШАДИ И МУНДШТУЧНЫX УДИЛАХ.

10. ПРОДОЛЖЕНИЕ СМЯГЧЕНИЙ. ЗАД ЛОШАДИ.

11. ВЫРАБОТКА И МОБИЛИЗАЦИЯ КРУПА.

12. ОБ ОСАЖИВАНИИ

13. ОБ УПОТРЕБЛЕНИИ ВСАДНИКОИ СИЛ ЛОШАДИ.

14. О ШАГЕ

15. О ПЕРЕМЕНАХ НАПРАВЛЕНИЯ ИЛИ ПОВОРОТАХ

16. О РЫСИ.

17. О СОСРЕДОТОЧЕНИИ ВСАДНИКОМ СИЛ ЛОШАДИ.

18. ОБ АТАКАХ.

19. СПУСК РУКИ.

20. О СОБИРАНИИ.

21. О ГАЛОПЕ

22. О ПИАФФИРОВАНИИ

23. РАЗДЕЛЕНИЕ ТРУДА

ПЕРВОЕ УПРАЖНЕНИЕ ПЕШКОМ.

I. Средство заставить лошадь подчиниться человеку и сделаться спокойной при влезании.

Приступая к сгибаниям, необходимо, прежде всего, дать почувствовать лошади ее подчинение и заставить понять всю власть человека. Этот первый приступ к обузданию, который может показаться маловажным, быстро сделает лошадь спокойной, доверчивой, воздержанной от движений, которые могли бы отвлечь её внимание и тем помешать успеху первоначального обучения. Достаточно двух уроков по получасу, чтобы всякую лошадь подготовить к повиновению: конечно, всадник, находя удовольствие в этом упражнении, будет повторять его каждый день по несколько минут, принося этим пользу как лошади, так и себе. Вот как приступают к этому делу: всадник с хлыстом под мышкой спокойно и смело подходит к лошади, говоря не слишком громко ласковые слова, треплет её рукой по морде и шее, потом левой рукой берёт мундштучные поводья на расстояние 4-х вершков от дужек удил и держит их крепко на случай сопротивления лошади. Хлыст нужно держать правой рукой концом вниз; потом осторожно поднять его наравне с грудью лошади и слегка ударять её по этой части каждую секунду. Первым естественным движением лошади будет попятиться в сторону, противоположной той, где она чувствует боль. Осаживанием она будет стараться избежать прикосновения хлыста. Всадник, следуя движению лошади, не должен ослаблять ни мундштучных поводьев, ни ударов хлыста по груди. Он должен вполне владеть собой, чтобы в движениях его и взгляде не было заметно ни гнева, ни слабости. Лошадь, утомленная этими бесполезными движениями будет стараться избегнуть подчинения человеку, подавшись вперёд; всадник при этом движении прекращает удары и поощряет лошадь вдовами и ласками.

Повторением этого упражнения можно достигнуть в первый урок удивительных результатов. Лошадь, поняв хорошо средство, с помощью которого она сможет избегнуть боли, не ожидая побуждения хлыста, при малейшем знаке, будет смело подаваться вперёд. Всадник пользуется этим движением и действует на мундштук для понижения шеи лошади силою, направленной сверху вниз, что заставит её входить в руку (идти в повод). Это упражнение сделает лошадь спокойной при влезании, сократит её обучение и ускорит самоё развитие способностей. В случае буйных движений лошади беспокойного я необузданного нрава прибегают к капцуну, как к укратительному средству, употребляя её лёгкими цуками. В то время, когда лошадь подаётся вперёд от ударов хлыста, нужно для достижения подбирания слегка противодействовать ей той рукой, в которой мундштук, наблюдая, однако же, притом, чтобы она продолжала идти вперёд. При этой работе на месте хлыст заменяют шенкеля и шпоры. Очевидно, что для достижения некоторой легкости и равновесия, с самого начала обучения необходим такт, чтобы уметь обходиться с силою, двигающей вперёд и подавляющей назад, но чтобы хорошо выполнить эту простую по виду работу, нужно благоразумие, спокойствие и снисходительность.

НАГИБАНИЕ ЧЕЛЮСТИ.

Нагибания челюсти, так же, как и двоякие сгибания шеи, выполняются на месте пешим всадником. Лошадь приводится на место поседланной и замундштученной, с поводьями, лежащими на шее. Цепочка должна быть наложена так, чтобы можно было поместить палец под неё. Потом, смотря ласково в глаза лошади, всадник прямо и твёрдо становится впереди неё левого плеча.

II. Для выполнения нагибания направо, всадник должен взять правой рукой правый мундштучный повод на расстоянии 4-х вершков, левой рукой - левый повод на расстоянии 2,5 вершков; потом приближает правую руку к себе, отдаляя левую так, как бы поворачивая удила во рту лошади. Употребляемая для этого сила должна быть постепенна и пропорциональна сопротивлению, оказываемому шеей и челюстью, дабы не имела влияние на отвесное положение других частей тела, удерживающих лошадь в неподвижном состоянии.

Если лошадь осаживает, чтобы избегнуть нагибания, то, тем не менее надо продолжать его, подавая руки вперёд, чтобы противодействовать силе, производящей упорство и поставить лошадь на место. Если предыдущие упражнения исполнялись тщательно, то с помощью хлыста легко будет остановить такое отступательное движение, оказывающее значительное препятствие всем родам нагибаний шеи и челюсти.

. 2. Лишь только удалось нагнуть голову лошади, левый повод отдаётся на одинаковую длину с правым, и тогда оба повода, равно натянутые, наклоняют голову по направлению к груди и держат её в согнутом и вместе с тем отвесном положении до тех пор, пока она сама собой будет держать голову таким образом. Когда лошадь начнёт отжевывать удила, то это значит, что она входит в руку и делается совершенно покорной. Всадник как бы в вознаграждение, немедленно отдаёт поводья и, спустя несколько секунд, позволяет ей принять своё естественное положение.

Нагибание челюсти налево производится тем же способом, но только в обратном положении, всадник должен попеременно упражнять лошадь то в одну, то в другую сторону. Важность этих нагибаний челюсти не трудно понять. Цель их: приготовить лошадь уступать самому легчайшему давлению удил и непосредственно смягчать мускулы, соединяющие голову с шеей. Так как голова предшествует различным положениям шеи, и т.к. эти положения зависят от направления головы, то необходимо, чтобы шея была подчинена голове и постоянно отвечала её побуждениям. Это не достигалось бы при одном только сгибании шеи, потому что тогда шея определяла бы направление головы, увлекая её за собой. Вот почему, несмотря на гибкость шеи, я испытывал сопротивления, которых никак не мог объяснить себе вначале. Упражнением челюсти вырабатываются беззубые края и голова (затылок), и достигается сгибание шеи и значительно ускоряется ввод в руку. Это упражнение есть первая попытка приучить лошадь уступать нашим силам. Следовательно, нужно быть очень осторожным в своих действиях, чтобы не испытать с самого начала неудачи. Слишком крутой приступ озадачит понятливость лошади, которая не будет иметь времени понять, что от неё требуют. Противодействие рук должно производиться постепенно, не вдруг и не прерывая его, пока лошадь не придёт в совершенное подчинение, но оно уменьшится или увеличится пропорционально обнаруживаемому сопротивлению, так, чтобы можно было преодолеть (сопротивление) без излишнего усилия. Лошадь, которая с самого начала, быть может с трудом будет повиноваться, впоследствии сделается совершенно покорной ; руке человека и до того привыкнет повиноваться ему, что одним легким натягиванием повода можно будет получить то, на что в начале требовалась вся сила наших рук. С каждым боковым нагибанием приобретается всё больший и больший успех в повиновении лошади. Коль скоро ее первые сопротивления будут преодолены, приступают к отвесным нагибаниям или к понижению шеи.

ПОНИЖЕНИЕ ШЕИ ПОСРЕДСТВОМ ПРЯМОГО НАГИБАНИЯ ЧЕЛЮСТИ.

I. Всадник должен стоять в том же положении, что и при боковых нагибаниях челюсти, левой рукой он берёт уздечные поводья на 4-е вершка от колец, а мундштучные на 1,5 вершка. Он начинает натягивать поводья обеими руками, понижая шею левой (уздечка) и действуя на ввод в руку правой (мундштук). Нужно внимательно наблюдать в какой степени представляется сопротивление: если сила снизу вверх значительнее, то нужно противодействовать сверху вниз до тех пор, пока лошадь совершенно не уступит. Так нужно поступать при всех нагибаниях, т. е. следить за сопротивлением лошади во всех её изменениях; если бы, например, нужно было взять голову лошади направо, а она вместо того поднялась кверху, то нужно заняться исключительно понижением её, стараясь преодолеть силу, причиняющую препятствие боковому нагибанию. Это средство, в точности исполненное даст быстрые и несомненные результаты.

2.Когда голова лошади уступит, т. е. опустится по собственной тяжести, всадник немедленно прекращает всякое усилие и позволяет ей принять свое естественное положение.

Это упражнение часто повторяемое, вскоре сообщит смягчение поднимающим мышцам шеи, весьма важным при обнаружении сопротивлений лошадью и сверх того облегчит прямые нагибания и ввод в руку, которые должны последовать за боковыми нагибаниями. Всадник один может исполнить эту работу, как и предшествующую: однако же, было бы лучше, если другой всадник сидел в это время на лошади, чтобы приучить её к сгибанию под седоком. Достаточно в этом случае, если сидящий всадник будет только держать правой рукой ненатянутые уздечные поводья пальцами вниз.

Нагибания челюсти сами собой уже сообщили гибкость верхней части шеи; но как это сильное средство, действуя на челюсть, вместе с тем действует и на лошадь, то нужно приучать её уступать менее непосредственному двигателю. Кроме этого, весьма важно ещё, чтобы гибкость и мягкость, столь необходимые в верхней части шеи, распространились бы по всему её протяжению до полного уничтожения её твёрдости. Сила, действующая на уздечку и направленная сверху вниз, производя влияние только на верхнюю часть головы только помощью суголовья, часто требует слишком много времени для её понижения. В таком случае лучше скрестить оба уздечных повода, взять левый повод правой, а правый повод левой рукой на расстоянии 4-х вершков от рта лошади так, чтобы производить довольно сильное давление на её подбородок. Действие этой силы, как и всякой другой, должно продолжаться до тех пор, пока лошадь уступит. Повторяемые этим более сильным средством нагибания заставят лошадь отвечать предыдущему средству. Если же она удовлетворительно производит первые нагибания, то тогда бесполезно употреблять этот способ. Можно ещё подобным образом действовать прямо на челюсть, чтобы сделать её в скором времени подвижной. Для этого следует взять левый мундштучный повод на расстоянии 4 вершка от рта лошади и натягивать его прямо к левому плечу, в то же время натягивать левый уздечный повод вперёд так, чтобы кисти держащие оба повода, находились на одной линии. Если лошадь старается поднять голову, рука, держащая уздечный повод, должна опуститься и противодействовать, разумеется сверху вниз, но лишь только сопротивление уничтожено, нужно отдать руку. Эти две противоположные силы скоро подействуют на подвижность челюсти и положат конец сопротивлениям. Употребляемая сила должна быть всегда пропорциональна силам лошади, смотря по тому, сопротивляется ли она, или легко уступает. Таким образом, посредством этой силы, прямо направленной на челюсть, достаточно несколько уроков, чтобы придать сей последней гибкость, чего не могли достигнуть так скоро никакими другими средствами.

БОКОВЫЕ СГИБАНИЯ ШЕИ.

I. Всадник должен встать возле плеча лошади, как при нагибаниях челюсти, он берёт правый уздечный повод, который натягивает, опираясь на верхнюю часть шеи, чтобы установить точку опоры между побуждением, которое происходит от него, и сопротивлением, обнаруживаемым лошадью, левый повод берём в левую руку на расстоянии 4-х вершков от удила. Коль скоро лошадь захочет освободиться от постоянного действия правого повода нагибанием своей головы направо, то всадник попускает левый повод, способствуя ей этим согнуть шею. Этот повод нужно постепенно и по мере необходимости придерживать всякий раз, когда лошадь захочет крупом освободиться от влияния правого повода.

2. Когда голова и шея лошади уступили совершенно направо, то всадник равномерно натягивает оба повода, чтобы дать голове отвесное положение. Гибкость и лёгкость появятся вскоре вследствие этого положения и, коль скоро лошадь отжевыванием удила окажет отсутствие всякой принуждённости, тогда всадник попускает поводья, наблюдая при том, чтобы голова лошади, оставшись свободной, быстрым движением не изменила своего положения. В этом случае для сохранения данного положения достаточно легкого выдерживания правым поводом. Придержав лошадь в этом положения несколько секунд, дают ей прежнее положение, слегка натягивая левый повод. При всём этом надо следить, чтобы лошадь не делала никаких движений по своему желанию. Сгибания шеи налево производится теми же правилами, только обратными способами. Все действия, которые всадник делал уздечкой, он должен повторить мундштуком, но уздечка должна быть употребляема прежде, т.к. её действие не так сильно и более непосредственно. Если сгибания исполнены хорошо, когда всадник пешком, то и на лошади они не представляют никаких трудностей. Эти предварительные упражнения весьма важны и время, посвященное им, значительно сократит последующие уроки.

Когда лошадь без сопротивления подчиняется предшествующим упражнениям, то это значит, что смягчение шеи значительно двинулось вперёд. Тогда всадник может продолжать свои занятия, употребляя меньшую силу и освободив лошадь от влияния, которое производит на нее его вид. Для этого он садится в седло и повторяет на удлинённых поводьях те же самые боковые сгибания, которые делал.

БОКОВЫЕ СГИБАНИЯ ШЕИ, когда всадник верхом на лошади.

I. Для сгибания на право всадник берёт в каждую руку по одному поводу (узд.) левым едва натягивает поводья удила, правым же, напротив, производя вначале умеренное действие. увеличивает его пропорционально сопротивлению лошади так чтобы овладеть ею. Лошадь, утомившись борьбой, которая, продолжаясь, делает чувствительнее боль, происходящую от удил, поймёт, что единственное средство к избежанию её - повернуть голову в ту сторону, откуда она чувствует давление.

2. Лишь голова лошади поставлена в требуемое положение, то левым поводом нужно действовать так, чтобы как лоб, так и нос лошади составляли одну отвесную линию. Надо обращать большое внимание на такое положение головы, без чего сгибания и смягчения были бы не совершенны. Когда это движение правильно исполнено лошадью, то нужно позволить ей принять своё естественное положение, слегка натягивая левый повод. Сгибание налево производится так же, и всадник попеременно действует уздечными и мундштучными поводьями.

Нужно в особенности смягчать верхнюю часть шеи. Коль скоро всадник верхом, и боковые сгибания производятся без сопротивления, то достаточно выполнять их вполовину, тогда голова и верхняя часть шеи будут поворачиваться на нижней, как на оси. Это упражнение должно повторяться чаще даже и тогда, когда выездка лошади закончена, для того, чтобы поддержать гибкость и тем облегчить ввод в руку.

Теперь остаётся для совершенного смягчения головы и шеи уничтожить напряжение, причиняющее обыкновенные (прямые) сопротивления и противодействующее подбиранию.

ПРЯМЫЕ НАГИБАНИЯ ГОЛОВЫ И ШЕИ или ПОДБИРАНИЕ.

I. Всадник берёт уздечные поводья в левую руку и держит их как мундштучные, правую руку он кладёт на поводья стоймя ладонью к себе, впереди левой руки, чтобы придать ей этим больше силы, потом начинает постепенно увеличивать действие уздечных удил. Коль скоро лошадь сдаёт, то достаточно приподнять правую руку, чтобы ослабить поводья и тем вознаградить её. Т.к. рука не должна натягивать поводья сильнее того, на сколько нужно, чтобы победить сопротивление шеи, то следует слегка нажимать шенкелями, с целью удержать зад на месте. Когда лошадь повинуется уздечке, то мундштуку, действие которого гораздо сильнее, она уступит ещё скорее, на этом основании мундштук должен употребляться с большей осторожностью, чем уздечка.

2. Когда голова лошади поставлена в отвеснее положение, то это значит, что лошадь уступила воздействию руки всадника, тогда уничтожается напряжённость мускулов, что замечается по обыкновенному отжёвыванию удил. Между тем, всадник должен стараться увеличить гибкость лошади, не поддаваясь её обману, который состоит в том, что она уступает на 1/3 или 1/4 часть, не вполне отпуская удила. Так, например, если бы нос лошади для принятия отвесного положения должен был описать дугу в 10 градусов и вдруг остановился на 4 или 6, то рука, следящая за движением головы, должна остаться крепкой и неподвижной, иначе ослабление её поощрило бы сопротивление и увеличило затруднения. Только доведением носа до 10 гр. можно достигнуть совершенного подбирания и надлежащей лёгкости, тогда всадник отдаёт поводья, но так, чтобы быть готовым удержать голову в этом положении, лишь только она захочет выйти из него. Если позволяется ей принять естественное положение, то надо снова подобрать её, чтобы дать понять ей, что отвесное положение есть единственное, которое она должна иметь под рукой всадника. С самого начала нужно приучать лошадь терпеть шенкеля, которыми останавливаются все отступательные движения её тела, движения, позволяющие даже избежать руки или порождающие точки опоры, которые дают возможность увеличить сопротивления.

Эти прямые сгибания, или подбирание, важнее всех прочих, другие служили только приготовлением к нему. Коль скоро оно выполняется быстро и легко, коль скоро достаточно лёгкого действия руки, чтобы привести и удержать лошадь в отвесном положении, то смягчение совершенно, напряжённость мускулов уничтожена, лёгкость и равновесие восстановлены на переду лошади. Направление этой части тела лошади сделается столь же легко, как и естественно, потому что мы заставили её принимать все наши побуждения и немедленно повиноваться им без усилий. Что касается до шенкелей, то они должны поддерживать зад лошади, способствуя к подбиранию тем, что препятствуют отступательным движениям, посредством которых лошадь может избежать влияния руки. Этот ввод в руку необходим, чтобы подводить её задние ноги под самый центр её. В первом случае действуют на перед лошади, во втором на её зад, первое средство служит к подбиранию, второе - к собиранию.

О СОГЛАСОВАНИИ.

Согласование лошади заключается в постоянной и собственно противоположной силе рук и шенкелей всадника. Цель его - привести в равновесие все части лошади таким образам, чтобы, подаваясь вперёд, она не осаживала назад и обратно, оно служит также для удержания движений в сторону. Этим же средством достигнуть: равного распределения массы лошади на её ноги и мгновенной её неподвижности. Согласование должно предшествовать каждому упражнению и следовать за ним в определённых границах. Когда при этом действии требуются пособия, то, прежде всего нужно употреблять шенкеля с целью не дать лошади пятиться, потому что она найдёт в этом движении точку опоры, способную увеличить её сопротивления. Итак, всякое произвольное движение лошади должно быть удержано согласованием; всякое рассеяние сил её уничтожается этим верным средством. Только при самом точном расположении всех частей лошади можно передать ей побуждение, правильно действующее на её конечности, только тогда она может понимать нас и исполнять наши требования; ласки рукой и ободрительные слова имеют также большое влияние на нрав её, но их надо употреблять с большой разборчивостью и только в том случае, когда правильное требование рук и шенкелей всадника исполнено верно и отлично.

О ПЕРЕБОРЕ.

Хотя редко, но встречаются лошади от природы склонные к порочному подбиранию головы, перебору, над ними также надо выполнять все сгибания даже и те, которые понижают шею. В положении, называемом перебор, подбородок лошади касается нижней части шеи, обыкновенная причина этого: слишком высокий круп и постоянное напряжение понижающих мускулов шеи. Следовательно, нужно смягчать эти мускулы и стараться мало помалу сообщить приподнимающим мускулам силу, превышающих силу понижающих и тем заставить шею принимать красивое положение. По исполнению этого первого труда приучают лошадь действием шенкелей подаваться смело вперёд и с покорностью отвечать на атаки, цель которых приблизить задние ноги к центру и понизить круп. Потом стараются с помощью мундштучных поводьев подымать голову лошади; в этом случае держат руку на известном расстоянии от седла и довольно далеко от корпуса, сила, передаваемая ею лошади, не должна прекращаться до тех пор, пока лошадь не подымет голову. Т.к. такого рода лошади малодеятельны, то нужно стараться, чтобы рука не действовала спереди назад, т.е. имела бы влияние только на подъём. Аллюр, начиная с шага, должен сохранять всю свою энергию, пока рука действует на подъём (или повышение) шеи. Это правило удобоприменяемо ко всем положениям, какие только даются рукой шее, но оно в особенности полезно для вялых лошадей. Нужно хорошо помнить, что лошадь двумя способами отвечает действию мундштука: первым она уступает и в тоже время, оттягиваясь, уклоняется от действия его. Этот род исполнения только вредит выездке, ибо если рука слишком крепко держит поводья, если она не чувствует, что лошадь сама собой изменяет положение головы, то за этим, разумеется, последует отступательное движение. В этом случае напряжённость шеи останется та же самая. Вторая уступка, так быстро ускоряющая и упрощающая обучение лошади, происходит от натягивания вполовину или на 3/4 поводьев и от надлежащей выдержки руки, не приближая её к корпусу. Настойчивость руки, сопровождаемая постоянным нажиманием шенкелей, заставит лошадь, но только головой и шеей, избежать этого продолжительного давления мундштучных удил. Тогда всадник подействует, разумеется, на силу только этих частей переда лошади. Этим только способом он может поставить лошадь прямо и дать ей равновесие, какое до сих пор ещё не было известно. Повторяю, только действием шенкелей (от зада к переду) можно в короткое время достигнуть перемены в положении и движениях лошади. Итак, каково бы ни было первоначальное расположение шеи, только понижением её можно достигнуть совершенного и надлежащего подъема.

О РТЕ ЛОШАДИ И МУНДШТУЧНЫX УДИЛАХ.

Сопротивление рта, как и всё прочее, происходит не от разнообразного строения беззубого края челюсти, а от напряженности некоторых мускулов, сообщающейся различным частям лошади, в особенности шее, каким нибудь важным пороком сложения. Стало быть, напрасно мы будем тянуть изо всех сил поводья и класть в рот орудие более или менее губительное: она останется нечувствительной к нашим усилиям, пока мы не сообщим ей гибкость, которая одна в состоянии укротить её. Разности в чувствительности рта не существует, все лошади могут быть одинаково легки в подобранном положении и все представляют одинаковые сопротивления по мере их уклонения от этого положения. Есть лошади крепкие в руке, но эта тугоуздость происходит вследствие более или менее длинной или слабой поясницы, сжатого крупа, короткого зада, длинных голеней, прямых скакательных суставов или, главное, от слишком высокого или слишком низкого в отношении к холке крупа; вот истинные причины сопротивлений, напряжённость шеи и сжатие челюсти - суть только следствия, что же касается до беззубых краёв, то они доказывают только невежество теоретиков берейторского искусства. Смягчая шею и челюсть, тугоуздость совершенно исчезает.

Вследствие этого я допускаю только один род мундштучных удил, простых и неотяготительных для лошади, формы и размеры их следующие: дужки длинною в 4 вершка, окружность удила 1,5 вершка, выемка для языка около I вершка, шириною в нижней своей части и полвершка в верхней. Понятно, что только одна ширина мундштука должна изменяться соответственно рту лошади. Такие удила достаточны, чтобы привести в повиновение самую строптивую лошадь, если она к тому подготовлена смягчением.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СМЯГЧЕНИЙ. ЗАД ЛОШАДИ.

Всадник при управлении лошадью действует на перед и зад её. При этом действии он употребляет два двигателя: шенкеля, побуждающие круп, и руки, направляющие и изменяющие это побуждение головой, шеей. Итак, между этими двумя силами должно существовать постоянно совершенное соотношение; такое же согласование необходимо и между частями лошади, получающей впечатления. Напрасно мы хотели бы сделать шею и голову гибкими, лёгкими, послушными малейшему движению руки, пока круп останется тяжелым, неразвязанным и упорным влиянию управляющей им силы, до тех пор успех будет не полным и согласование, и равновесие будут несовершенны.

Я только что объяснил, какими простыми и лёгкими способами придают переду лошади необходимые свойства, чтобы дать ему правильное направление. Теперь остаётся сказать, как нужно вырабатывать зад, чтобы довершить смягчение лошади и произвести согласие и гармонию в развитии всех её частей. Т.к. сопротивления шеи и крупа взаимно поддерживаются, то этот труд для нас легок, потому что мы уже уничтожили первые сопротивления.

ВЫРАБОТКА И МОБИЛИЗАЦИЯ КРУПА.

Т. Всадник держит мундштучные поводья в левой руке, а уздечные, скрестив один на другой - в правой, пальцами вниз, прежде всего он ставит голову лошади в отвесное положение лёгким давлением мундштучного удила. После этого, если хочет совершить движение направо, он подаёт левый шенкель за подпругу и нажимает им бок лошади до тех пор, пока круп не уступит его давлению. В то же время всадник даёт чувствовать и уздечный повод с той стороны, с которой и шенкель, увеличивая действие его пропорционально обнаруживаемому сопротивлению. Из этих двух сил, производимых левым поводом и шенкелем той же стороны, назначение первой - преодолевать сопротивление, а второй - побуждать к движению. В начале надо довольствоваться одним или двумя шагами в сторону.

2. Когда круп будет двигаться с большей лёгкостью, тогда можно прибавлять число шагов до полного поворота кругом (обратных пируэтов). Коль скоро бёдра станут уступать нажиманию шенкеля, то всаднику, для сохранения равновесия лошади, необходимо давать тот час же чувствовать повод, противоположный шенкелю. Действие это сначала лёгкое, постепенно должно увеличиваться, пока голова не склониться в ту сторону, куда направляется круп. Чтобы сделать это движение понятным, я добавлю несколько объяснений, тем более важных, что они могут быть применены ко всем упражнениям езды.

Лошадь во всех своих движениях не может сохранять совершенного и постоянного равновесия без сочетаний противодействующих сил, искусно направленных всадником. Если, например, в обратном пируэте лошадь уступила нажиманию шенкеля, но поводом с той же стороны продолжают действовать, то очевидно, что цель не может быть достигнута, т.к. будет употреблена сила, сделавшаяся уже бесполезной. Действия двигателей должны уравновешиваться и не препятствовать друг другу, а это достигается в пируэте выдержкой повода, противоположного шенкелю. Следовательно, нужно начинать с повода и шенкеля одной стороны, потом действием мундштука, находящегося в левой руке, наконец, поводом уздечки, противоположным шенкелю. Тогда силы будут удерживаться в диагональном положении, а следствиями этого будут: естественное равновесие и лёгкое выполнение движения. Голова лошади, склонённая в сторону, куда направляется круп, придает много красоты движению, облегчает всадника в управлении деятельностью бёдер и в удержании плеч на месте.

Впрочем, только такт может указать, как нужно действовать шенкелем и поводом, чтобы взаимные действия их не препятствовали друг другу. Нет надобности упоминать, что в продолжении всего этого упражнения, как и всегда, шея должна быть гибкой и свободной, голова подобранной, а челюсть подвижной. Тогда, как мундштук удерживает их в этом удобном положении - правая рука с помощью уздечки должна преодолевать боковые сопротивления и определять различные наклонения, пока лошадь так выездится, что будет повиноваться обыкновенному давлению удил. Если, уничтожая принуждённость крупа, мы допустили лошади увеличить напряженность переда, то наши усилия будут напрасными, и плод наших первых трудов потерян. Напротив, нам легче будет действовать на зад лошади, когда мы сохранили те удобства, какие уже приобрели при действии на перед и сумели отделить напряжения, которые нам ещё предстоит преодолеть.

Шенкель всадника, противоположный тому, который определяет круговращение крупа, не должен отделяться, а находится возле лошади, чтобы не позволять ей уклоняться в то время, как другой шенкель направляет её в сторону. Таким образом, одна сила помогает лошади удерживать надлежащее положение, а другая производит круговращение. Для того, чтобы нажимание шенкелей было сообразно, и чтобы можно было немедля и согласно действовать ими, шенкель, назначенный для движения крупа, помещают более назад, нежели другой, который нажимает с такой же силой, что и первый. Тогда действие шенкелей будет отчетливо: один действует справа налево, а другой - сзади наперёд. С помощью последнего рука направляет передние ноги лошади. Для ускорения обучения можно вначале брать помощниками становится перед лошадью, держа правой рукой мундштучные поводья со стороны, обратной направлению движения крупа. Он берёт поводья на расстояние 4-х вершков, чтобы лучше преодолевать инстинктивные сопротивления лошади, сидящий верхом, слегка удерживает уздечные поводья, действует шенкелями как выше сказано. Помощник может быть тогда только полезен, когда имеет дело с лошадью от природы горячею, или же когда ездок неопытен, во всяком другом случае лучше обходиться без посторонней помощи, чтобы самому судить об успехах своей лошади, всячески изыскивая средства совершенствовать свой такт. Несмотря, что эта работа принадлежит к первоначальной, она приучит лошадь исполнять шагом все манежные движения двумя следами. Таким образом, после восьмидневного умеренного упражнения, без всяких усилий, можно будет исполнить то, к чему старая школа приступала после 2-х или 3-х летнего обучения, ощупью совершаемого. Когда всадник приучит круп лошади свободно уступать шенкелям, тогда будет в состоянии по произволу подвигать его или останавливать, следовательно, может выполнять обыкновенные пируэты. При этом действии уздечные поводья берутся отдельно в каждую руку, один из них должен направлять шею и плечи в ту сторону, куда хотят повернуть, другой помогает противоположному шенкелю, если он не в состоянии удержать круп на месте. Этот шенкель должен помещаться как можно дальше назад и противодействовать настолько, насколько на него будут опираться бёдра лошади. Осторожная постепенность приведёт к быстрым результатам, вначале должны довольствоваться несколькими правильно исполненными шагами и тот час же остановить лошадь посредством согласования, потом отдать ей руку, пять или шесть таких остановок могут быть сделаны вовремя полного круговращения плеч вокруг крупа. Если это упражнение исполнить не торопясь и с осторожностью, если легкость сопровождает все упражнения, я ручаюсь за удивительные результаты. Все ученики мои, занимающиеся сами по себе, и особы, только практикующиеся по моей книге, часто испытывают неудачи или длительность в выездке своих лошадей, потому что они слишком скоро переходят от одного упражнения к другому. Чтобы двигаться успешно, необходимо продвигаться медленно - вот главное правило, и если оно применяется благоразумно, то следствие его - неизбежный успех. Этим заканчивается работа на месте.

ОБ ОСАЖИВАНИИ

Осаживание есть упражнение, важность которого трудно переоценить. Оно имеет большое влияние на выездку лошади: осаживание существенно отличается от того отступательного движения, которым лошадь идёт назад со сжатым крупом и вытянутой шеей. Правильное осаживание смягчает лошадь и придаёт грацию и точность ее естественным движениям. Первое условие для верного осаживания: сохранить лошадь в руке, т.е. чтобы она под всадником была гибка, легка на переду и уравновешена во всех своих частях, а это достигается совершенною лёгкостью лошади. Лошадь, поставленная в такое положение, легко может сообщить передним и задним своим конечностям совершенно равные подвижность и подъём. При этом движении назад вполне оцениваются важность и необходимость смягчения шеи и бёдер. Осаживание, сначала очень трудное для лошади, постоянно будет клонить её к уничтожению действия наших рук - напряженностью своей шеи, и действий - наших шенкелей - принуждённостью крупа, что и составляет её инстинктивные сопротивления. Если мы не в состоянии предупредить эти дурные положения, то, как же получим приливы и отливы тяжести, которые должны определять в совершенстве исполняемое движение? Если побуждение направляемое для осаживания лошади с переда её назад переступит свои границы, то движение будет затруднительно, невозможно и даст повод лошади к насилиям, внезапностям и сопротивлениям (защитам) сначала физическим, а потом нравственным, всегда вредным для её организации.

С другой стороны перемещения крупа, нарушая отношение, которое должно существовать между соответственными силами переда и зада лошади препятствуют так же хорошему исполнению осаживания. Предварительное упражнение, которому мы подвергаем круп, облегчит средства удержать его на одной линии с плечами для поддержания перенесения сил и тяжести. Начиная движение, всадник, прежде всего должен убедиться, на одной линии бёдра с плечами и легка ли она в руке, потом он осторожно приближает шенкеля, чтобы сообщаемое ими движение заду лошади принудило бы одну из задних ног двинуться и чтобы тело лошади ни уступило прежде шеи. Тогда только давлением мундштучных удил, заставляя лошадь принять вновь равновесие на заду, произведёт первый приём осаживания. Коль скоро лошадь повинуется, всадник немедленно отдает руку в награду за послушание и, чтобы не насиловать действия передних частей. Если круп уклонится от прямой линии, то это исправляется с помощью шенкеля, а при нужде и уздечкам поводом той стороны, куда подался круп. Определив то, что называют исполненным осаживанием, я должен сказать, что понимаю под словом "оттягиваться", пятиться. Это движение слишком тягостно для лошади, слишком некрасиво и противоположно хорошему развитию ее организма, чтобы оно не поразило всякого занимающегося берейторским искусством. Лошадь будет оттягиваться и пятиться каждый раз, когда слишком скоро переносит силу и тяжесть на заднюю часть ее; равновесие тогда нарушается; лёгкость, правильность невозможны. Легкость и легкость! Вот основание всякого хорошего исполнения. С нею все возможно, как для лошади, так и для всадника. После этого понятно, что трудность езды состоит ни в том, какое направление дать лошади, но в том, какое положение заставить её принять, чтобы уничтожить все препятствия. И в самом деле, лошадь выполняет, а всадник - располагает. Итак, на нём лежит ответственность за всякое неправильное движение. Достаточно 8 дней (по 5 мин. урок) для упражнений лошади в осаживании, чтобы она приучилась с лёгкостью выполнять его. В первые разы достаточно сделать I или 2 шага назад ; по мере успехов надо увеличивать число шагов, пока лошадь не будет идти назад также легко, как и вперёд.

Тогда какой огромный успех сделаем мы в выездке лошади! Вначале порочное строение лошади, её природная напряжённость мускулов, повсюду встречаемые сопротивления, казалось, не могли быть побеждены нашими усилиями. Без сомнения они были бы напрасны, если бы мы употребляли дурные способы, но благоразумной постепенностью в наших действиях, уничтожением инстинктивных сил лошади, смягчением, отдельным порабощением всех сопротивляющихся частей мы сумели подчинить нашему влиянию целый организм так, что теперь можем совершенно владеть им и сообщать гибкость, лёгкость и согласное действие мускулам , которые при дурном расположении их, противопоставлялись бы друг другу. Впоследствии когда я буду говорить об общем распределении занятий, увидят, что достаточно 8-10 дней для получения этих важных результатов.

Справедливо ли я говорил, что если не от меня зависит изменить дурное строение лошади, то я, тем не менее, могу остановить дурные последствия её физических недостатков, и приготовить её красиво и естественно выполнять ту же работу, какую выполняет превосходно сложенная лошадь? Смягчением частей лошади, на которые всадник действует, чтобы овладеть и управлять лошадью, приспособлением их без сопротивления и затруднения уступать сообщаемым впечатлениям, я фактически уничтожил и твёрдость и воcстановил центр тяжести на его надлежащем месте, на середине корпуса. Сверх того, я разрешил самое важное затруднение в берейторском искусстве: прежде всего, подчинить влиянию те части, на которые непосредственно действует всадник, чтобы этим приготовить ему несомненные способы действия на лошадь. Только уничтожением инстинктивных сил и смягчением различных частей лошади достигают этого. Таким образом, все движущиеся части лошади предоставляются в распоряжение человека, но одного этого приобретения недостаточно, чтобы сделаться искусным берейтором. Употребление предоставленных ему сил для исполнения равных аллюров требует многого изучения искусства. Эту главу окончу кратким перечнем постепенного труда, необходимого для смягчения.

РАБОТА НА МЕСТЕ. ВСАДНИК ПЕШКОМ. ПЕРЕД ЛОШАДИ.

1. Нагибание челюсти направо и налево, употребляя мундштучные удила.

2. Прямые нагибания челюсти и понижение шеи. Этим понижением тем более надо заниматься, чем неправильнее строение зада лошади. Необходимо уничтожить силы, препятствующие равновесию и правильным движениям. Посредством лёгкости только мы можем постигнуть преобразования лошади, и только подобными результатами достигается всё изящное в берейторском искусстве.

3. Боковые сгибания шеи уздечными и мундштучными поводьями.

РАБОТА НА МЕСТЕ. ВСАДНИК ВЕРХОМ.

1.Боковые сгибания шеи уздечными и мундштучными поводьями.

2.Прямые нагибания головы или подбирание уздечными и мундштучными поводьями.

ЗАД ЛОШАДИ.

3. Боковая выработка и мобилизация крупа около плеч.

4. Круговращение плеч около бёдер.

5. Согласование лошади.

6. Сочетание механизма обеих конечностей, т.е. переда и зада лошади или осаживание.

Я поместил круговращение плеч около бёдер в перечне работ на месте, но обыкновенным пируэтам, как слишком сложному и трудному для лошади, обучают её только тогда, когда она приобретет коданс на шагу и на рыси, и когда она легко исполнит все повороты.

ОБ УПОТРЕБЛЕНИИ ВСАДНИКОИ СИЛ ЛОШАДИ.

Когда инстинктивные силы лошади посредством смягчений совершенно подчинились нашему влиянию, тогда лошадь в наших ругах будет машиной, ожидающей для действия только нашего побуждения. Нам, как распределителям всех движущих сил лошади, следует сообразить их употребление в настоящих границах тех движений, которые мы хотим исполнить.

Молодая лошадь, сначала неповоротливая и неловкая в употреблении своих членов, требует для развития их некоторой осторожности. Здесь как во всём, мы будем наблюдать благоразумную последовательность, которая требует, чтобы прежде сложного начинали с простого. Предшествующей работой мы обеспечим наши средства действовать на лошадь, теперь мы должны заняться, облегчением ей средств исполнения, упражняя савокупность её мускулов. Если лошадь отвечает на пособия всадника челюстью, шеей и бёдрами, если она общим распределением корпуса уступает сообщаемым ей побуждениям, если движения конечностей легки и правильны, то механизм в целом будет вполне согласован на разных аллюрах; это необходимые качества, которые составляют хорошую выездку.

О ШАГЕ

Шаг есть главный из всех аллюров, на нём приобретается коданс, правильность и развитие других аллюров. Для достижения этих блистательных результатов всадник должен выказать столько же знаний, сколько такта. Предшествующие упражнения приучили лошадь выдерживать согласование, которое было бы невозможно прежде уничтожения инстинктивных сопротивлений, теперь нам остается действовать только на недеятельные сопротивления, относящиеся к тяжести лошади, т.е. на силы, движущиеся только от собственного побуждения.

Прежде чем подать лошадь вперед, надо увериться, легка ли она, т.е. подобрана ли ее голова, гибка ли шея, прямо ли и ровно стоит круп. Потом следует постепенно приближать шенкеля, чтобы сообщить телу побуждение для движения, но нельзя, следуя старым методам, отдавать руку (т.е. ослаблять действие мундштука), потому что тогда лошадь, не чувствуя никакого влияния узды, лишилась бы своей легкости, мускулы ее подверглись бы напряжению и действия руки были бы обессилены. Всадник должен помнить, что рука его должна быть для лошади непреодолимою преградою каждый раз, когда она захочет выйти из подобного положения. Всякая такая попытка должна сопровождаться болью, и только в подобранном положении она должна находить довольство и покой. Хорошо исполняемое применение моей методы приспособляет всадника постоянно управлять лошадью полунатянутыми поводьями, исключая только, когда он захочет исправить неправильное движение или заменить его другим.

Шаг, как я уже сказал, должен предшествовать другим аллюрам, потому что на шагу лошадь имеет три точки опоры, не нуждается в такой деятельности, как на рыси или галопе и, следовательно, легче управлять и согласовать ее. После первых упражнений в смягчениях следует сделать в виде отдохновения несколько туров вокруг манежа шагом, причем всадник заботится только о том, чтобы лошадь шла с побранной головой. Мало помалу, работа его будет становиться сложнее, кроме легкости, он требует от лошади правильности коданса, необходимого для красоты всех аллюров. Потом он начнет легкие противодействия руками и шенкелями, чтобы согласовать силы переда и зада лошади. Это упражнение, приучая лошадь отдавать употребление своих сил в распоряжение ездока, будет полезно как для образования ее понятливости, так и вообще для ее развития. Сколько наслаждений опытному берейтору в постоянном применении своего искусства! Лошадь вначале упорная, нечувствительная покорится его воле, приноровиться и его характеру и кончит тем, что сделается его олицетворением. Берегись же всадник! Если твоя лошадь капризна, суетлива, причудлива, мы вправе сказать, что ты сам не отличаешься обходительным характером и справедливостью своих действий. Чтобы коданс и скорость шага были равны и правильны, необходимо, чтобы побуждающие и умеряющие силы, зависящие от ездока, были в совершенном согласии между собой. Положим, например, что для того, чтобы заставить лошадь идти вперед шагом и сохранить ее легкость, на этом аллюре всадник должен истратить силу равную 40 фунтам, из коих 30 для побуждения их к движению, а 10 для приведения и поддержания головы лошади в подобранном положении. Если шенкеля превышают свое действие, а руки не увеличивают его в такой же степени то ясно, что превышение сообщенной силы может пасть на шею, породить в ней напряженность и уничтожить всякую легкость. Если же, напротив, рука действует сильно, то это будет во вред силе, побуждающей к движению, оно будет затруднено и в то же время положение лошади потеряет свою грацию и энергию.

Достаточно это краткого пояснения, чтобы понять, какое согласие должно постоянно существовать между шенкелями и руками. Понятно, что действие их должно изменяться, смотря по тому, что строение лошади принуждает больше поддерживать перед или зад ее, во всяком случае, правило остается то же, хотя соотношение и изменяется. Пока лошадь не будет легка и гибка на ходу, до тех пор нужно упражнять ее на прямой линии, но коль скоро она приобрела легкость и уверенность, надо заставлять ее исполнять повороты направо и налево на ходу.

О ПЕРЕМЕНАХ НАПРАВЛЕНИЯ ИЛИ ПОВОРОТАХ

Действие рук на поворотах так просто, что не стоит о нем говорить. Замечу только, что сопротивление лошади всегда надо предупреждать, располагая ее силы таким образом, чтобы они способствовали повороту. Следовательно, постановка головы дается уздечным поводом той стороны, куда хотят повернуть лошадь, исполнение же движения производится действием мундштука. Общее правило: всегда преодолевать боковые сопротивления с помощью уздечных поводьев, имею в виду не начинать поворота прежде уничтожения препятствия, которое ему мешало. Если действие остается почти то же, как и прежде, то положение шенкелей подвержено изменению: действие их их будет диаметрально противоположно тому, которое требовалось от них прежним берейторским искусством. Вот еще нововведение столь естественное, что я не понимаю, как оно не было применено до меня. Мне говорили, и я сам вначале был того же мнения что, взяв руку вправо и действуя правым шенкелем, лошадь поворачивают направо. Опыт всегда предшествовал у меня рассуждению, и вот таким образом я убедился, что это правило ложно. Как бы легко не шла моя лошадь по прямой линии, я замечал, что эта лёгкость уменьшалась на малых вольтах, хотя наружный шенкель помогал внутреннему. Лишь только задняя нога лошади трогалась, чтобы следовать за движением плеч на вольту, я тотчас ощущал лёгкое сопротивление. Тогда я решил иначе действовать своими пособиями и нажимал сильнее шенкелем, противоположным повороту. В то же время, вместо того, чтобы вслед за этим брать руку вправо для постановки плеч, я с помощью этой же руки производил сначала необходимое противодействие с целью установки бедра и расположив силы так, чтобы равновесие было удержано в продолжение целого движения. Этот способ вполне увенчался успехом и я, отдавая себе отчёт в том, какого рода должно быть отправление оконечностей (т.е. рук и шенкелей) при поворотах, нахожу этот способ самым правильным. И действительно, например, при повороте направо задняя правая нога должна служить опорою и выносить всю тяжесть массы, в то время, как задняя левая и передние ноги будут описывать круг, более или менее просторный. Следовательно, чтобы движение было правильно и свободно, необходимо, чтобы ось, на которой вертится целое, не изменяла своего положения, что неминуемо последует при действии правой руки и правым шенкелем. Тогда равновесие, разумеется, нарушено и правильность поворота невозможна. Но есть, однако же случай, где надо употреблять правый шенкель. Для поворота направо, именно когда круп при повороте примет слишком вправо - в таком случае правый шенкель должен нажимать гораздо сильнее левого, потому что, поступая иначе, он представлял бы собой препятствие делающее круговращение плеч около бёдер затруднительным и даже невозможным. Это должен принять во внимание каждый всадник, чтобы уметь найтись во всех подобного рода случаях и знать, что правила, даже не предполагающие исключений, подвержены, однако некоторым изменениям.

Коль скоро лошадь выполняет свободно повороты на шагу и держится совершенно легко, можно начать ездить её рысью.

О РЫСИ.

Сначала ездят самой малой рысью, в точности следуя правилам, которые предписаны для шага. Лошадь надо держать совершенно легко, причём не нужно забывать, что чем живее аллюр, тем более лошадь расположена к естественным напряжениям мускулатуры. Рука, следовательно, должна удвоить искусство, чтобы постоянно сохранять всю гибкость головы и шеи, не задерживая стремления, необходимого для движения. Шенкеля помогает руке, и лошадь, заключенная между двумя этими преградами, препятствующими только её дурным расположениям, вскоре разовьёт все свои прекрасные свойства и вместе с равномерным движением приобретёт грацию, непринуждённость и верность хода, нераздельные с лёгкостью целого. Хотя многие лица, не взявшие на себя труда углубиться в правила моей методы, говорили, что она препятствует большей скорости рыси, тем не менее доказано, что лошадь, хорошо уравновешенная, может идти рысью гораздо быстрее, чем та, которая не имеет того преимущества. Я доказывал это на опыте всякий раз, когда меня о том просили, но напрасно старался я вразумлять, что такое рысь, и какие необходимые условия для правильного выполнения её, таким образом на беге, где я был судьёй, мне случилось уничтожить пари и доказать, что предполагаемые рысаки не шли рысью, а полуиноходью. Необходимое условие хорошего рысака составляет совершенное равновесие корпуса, равновесие, которое поддерживает правильное движение ног и даёт им равные подъём и вытягивание с такой лёгкостью, что лошадь не стесняется выполнением всевозможных поворотов, уменьшением аллюра, останавливанием и прибавлением скорости. Тогда не кажется, будто перед лошади тянет за собой зад её, который отстаёт сколько возможно, всё делается лёгким и приятным для лошади, потому, что силы её, хорошо согласованные, позволяют всаднику располагать ими таким образом, чтобы они подавали себе взаимную и постоянную помощь.

Несколько уроков достаточно, чтобы приучить лошадь к правильным аллюрам, и вот какими способами трудность, испытываемая лошадью, чтобы правильно держаться на рыси, происходит почти всегда от зада её. От слабости ли этой части или чрезмерного превышения над нею сил переда - всё же, т.к. она получает побуждение и даёт порыв, действия её, как в том, так и в других случаях, остаются бессильными и, следовательно, делают движение неправильным. Стало быть, причиной тому либо слабость в одной части, либо превосходство силы в другой. Средство исправления в обоих случаях одно и тоже понижение шеи, которое, уменьшая превосходство переда лошади, восстанавливает равновесие между обеими частями. Мы уже упражнялись в этом смягчении пешком, легко будет получить его верхом. Здесь очевидна польза того естественного нагибания, которое даёт средство уравновесить силы двух противоположных конечностей лошади и достигнуть правильности их отправлений. Передние и задние конечности лошади, таким образом, поставленной, будут иметь время перейти от согнутого к выпрямленному положению, прежде чем тяжесть корпуса, заставит их позаботиться о поддержке. Хорошо понятое применение к практике этого и некоторых др.правил развитых в моём сочинении, позволит поставить в разряд отличных тех лошадей, которых по их порокам можно бы назвать клячами и которых старинные методисты никогда бы не извлекли из их ничтожества. Достаточно для приспособления лошади к хорошей рыси упражнять её на этом аллюре только 5 минут в продолжении каждого урока. Когда она приобретёт необходимые развязанность и легкость, можно заставить выполнять её обыкновенные пируэты, равно как и боковые движения (в два следа) на шагу и на рыси. Я сказал, что вначале достаточно 5 мин.для рыси, потому что хорошее выполнение зависит не от продолжительности, а от правильности упражнений. К тому же было бы опасно продолжать это занятие свыше указанного мной времени, потому что этот аллюр требует довольно значительного перемещения сил и лошадь уже ранее подвергается довольно трудному упражнению. Лошадь охотнее подчиняется умеренным требованиям и сама понятливость её, свыкаясь более с удобоисполнимой постепенностью, ускорит успех. Лошадь без отвращения и спокойно подчиняется труду, не представляющему ей ничего особенно тягостного, и таким образом можно продолжать выездку её до полного совершенства, не ослабляя физической организации, но, приводя сверх того в нормальное состояние органы, которые могли бы пострадать от насильственной работы. Это правильное развитие всех органов лошади придаст ей вместе с грацией силу и здоровье, продлит, таким образом, жизнь её и с избытком вознаградит труды и старания истинного берейтора.

О СОСРЕДОТОЧЕНИИ ВСАДНИКОМ СИЛ ЛОШАДИ.

Мы понимаем теперь, что единственное средство получить коданс и правильность шага и рыси состоит в поддержании лошади совершенно лёгкой на этих аллюрах. Когда достигнут этой лёгкости на прямой, и на кругообразных поворотах, тогда нетрудно будет сохранить её и на упражнениях двумя следами.

ОБ АТАКАХ.

Атаки, говорят писатели и учителя берейторского искусства, служат наказанием лошади, когда она не отвечает на шенкель или не идёт на предмет, которого боится. По их мнению, шпора не есть помощь, а средство наказания: я ж е полагаю, что это вспомогательная сила, без которой невозможно было бы выездить совершенно никакую лошадь. «Как?» - скажут мне, - «Вы шпорите лошадей щекотливых, пылких, полных сил и огня, лошадей, которые по энергетической своей организации способны заносить, несмотря на самые строгие удила и сильные руки?» Да, и шпорой я умерю порыв этих слишком горячих животных, и остановлю на месте неудержимое движение. Шпорой, с помощью руки, разумеется, я исправлю недостатки природы и выезжу самую неукротимую лошадь.

Ещё давно я убедился в превосходных действиях атак, но не решался излагать их, напуганный словами моего приятеля: «Это чрезвычайно, это удивительно. Но это бритва в руках обезьяны». Правда, применение атак требует благоразумия, такта и постепенности, но зато и действия их неоценимы. Теперь я не боюсь развить способ, который почитаю одним из лучших результатов моих долгих изысканий в берейторском искусстве.

Чувствительность боков у всех лошадей одинакова, как и чувствительность рта их, т.е. непосредственное влияние шпоры с самой ничтожной разницей действует одинаково на всех лошадей. Я уже доказал, что от устройства беззубого края нижней челюсти нисколько не зависит сопротивление в руке. Предполагаемая тугоуздость зависит от дурного положения, данного голове твердостью шеи и дурным строением поясницы и бёдер лошади. Чувствительность боков имеет почти тот же источник. Большая или меньшая щекотливость лошади происходит от её деятельности, порочного строения и следствия этого строения - дурного положения, когда лошадь при длинной и слабой пояснице имеет испорченный от езды зад, то всякое отступательное движение для неё трудно, и влечение, располагающее её ложиться на плечи, служит ей для избежания болезненного прикосновения шпоры. Она прибегает к этому движению всякий раз, когда чувствует приближение шенкеля всадника и, не будучи далеко чувствительной лошадью, она просто испорченное, доведённое до отчаяния, животное. Понятно, что чем больше лошадь боится шпоры, тем больше она будет бросаться из руки и тем больше будет уклоняться от повиновения. От подобной лошади нужно всего ожидать, она будет пугаться самых ничтожных предметов потому только, что ей невозможно избегать их. Т.к. страх её происходит от дурного положения, которое ей позволяют принять, то этот недостаток уничтожится по устранению производящей его причины. Нужно подчинить силы для предупреждения всякого перемещения, отделить физическую лошадь от нравственной и сосредоточить её впечатление в мозге, тогда только это бешенное животное лишено будет способности оказывать какое либо сопротивление, и обнаруживать свои необузданные порывы.

Но назначение шпоры состоит не в одном только уменьшении излишней энергии горячих лошадей; ею можно так же уничтожить влечение лошади перемещать центр тяжести слишком вперёд или слишком назад, шпору можно употреблять для возбуждения тех лошадей, у которых не достаёт огня и жизни. У горячих лошадей силы зада превосходят силы переда, у ленивых - обратно. Теперь понятна быстрота одних, леность и вялость других. Смягчением мы совершенно уничтожим инстинктивные силы лошади. Теперь мы должны заняться соединением этих сил в центре тяжести, т.е. на середине корпуса лошади, достичь этого мы можем только хорошо согласованным противодействием шенкелей и рук. Те выгоды, которые мы уже приобрели над лошадью, помогут нам преодолеть при самом возрождении своём все сопротивления, какие могли бы вывести её из прямого положения, необходимого для полного успеха этих противодействий. Необходимо приступить к делу с известным тактом и последовательностью, так, например, чтобы шенкеля не передавали лошади такого побуждения, которым рука не может тотчас же овладеть и управлять. Я постараюсь разъяснить это правило. Положим, что на шагу лошадь употребляет силу в 40 футов, чтобы сохранить правильный аллюр в минуту последующих противодействий рук и шенкелей. Вскоре следует медленное и постепенное давление шенкелей, прибавляя ещё 10 футов к побуждению аллюра. Т.к. предполагается. что лошадь совершенно в руке, то рука тотчас почувствует этот переход сил, она должна овладеть ими и обратить их к центру. Шенкеля всё это время продолжают нажимать для того, чтобы перемещённые силы не возвратились обратно, что произвело бы бесполезный прилив и отлив сил. Последствием так же направленных противодействий вскоре будет большое накопление сил на середине корпуса лошади, которое установит центр тяжести сил и чем более будут его увеличивать, тем более будет терять лошадь свою инстинктивную напряжённость. Когда давление шенкелей будет недостаточным для получения полного соединения сил, тогда нужно прибегнуть к атакам. Атаки должны производиться только тогда, когда лошадь в руке, коль скоро это получено, легко пресечь действие, производимое шенкелями в пользу равновесия, но для этого нужно употребить шпоры не разом и не размахивая шенкелями, но легко и осторожно. Всадник должен приблизить шенкель так, чтобы шпора, прежде чем коснуться боков лошади находилась бы не более одной линии от них. Лёгкие атаки, которые следует начинать, должны постоянно отзываться в руке, она должна энергически поддерживаться, чтобы представить противодействие, равное силе, сообщаемой шпорой. Посредством согласования увеличивают постепенно силу атак, пока лошадь, наконец, не будет в состоянии выносить сильнейшие из них, не оказывая не малейшего сопротивления действию руки, не увеличивая скорости аллюра и не двигаясь, если работают на месте. Выездка лошади, приученной выносить атаки, почти на 3/4 закончена, потому что тогда свободно можно располагать всеми её силами. Сверх того, центр тяжести, находясь там, где силы соединяются, будет на надлежащем месте, т.е. на середине корпуса. Все сжимания мускулов лошади, которые имеют отношение к движениям её, будут в нашей полной зависимости, и мы можем легко сообщать тяжести те перенесения, которые нам необходимы для различных аллюров. Теперь понятно, откуда сопротивления: лягается ли лошадь, подымается ли на дыбы, или заносит - причина тому постоянно заключается в неправильном положении центра тяжести. Это неправильное положение происходит от порочного строения лошади, которого нельзя переделать, но действия, которого всегда можно изменить. Когда лошадь лягается, то центр тяжести её на плечах, когда свечит - то на крупе, когда лошадь несет, то слишком впереди от центра корпуса. Итак, всё внимание всадника должно быть обращено на сохранение центра тяжести на середине корпуса, потому что тогда он избегнет сопротивления и направит силы лошади на нужное место, т.е. на то, какое они должны занимать при хороших организациях. Следовательно, говоря о необходимости дать лошади новое равновесие, чтобы предупредить её сопротивления и придать красы безобразным формам, я понимаю под этим сочетание сил, о которых я говорил, или лучше сказать, перенесения центра тяжести с одного места на другое. К получению этого результата должна клониться выездка лошади, и коль скоро он достигнут берейтором, то дарование его не подлежит сомнению. Хорошо используемое применение сил всадника оказывает на лошадь так же и нравственное влияние, ускоряет результаты. Если побуждение переданное шенкелями, встречает в руке энергию и искусство, необходимые для правильного его направления, то боль, испытываемая лошадью, будет всегда пропорциональна её сопротивлению и собственный инстинкт заставит её вскоре понять, как можно уменьшить и даже избавиться от этого противодействия, быстро уступая тому, что от неё требуют. Следовательно, она поспешит подчиниться требованию и даже предупредит наше желание. Но только тактом, постепенностью и умеренностью можно добиться такого важного успеха. При слишком сильном действии шенкелей лошадь скоро овладеет действиями руки и примет вновь своё естественное положение, а вместе с тем и те преимущества, какие оно даёт дурным её наклонностям к обессиливанию всадника. Если же напротив, рука представляет слишком сильное сопротивление, то лошадь вскоре пересилит шенкель и найдет в этом положении средства к защите. Когда лошадь будет приучена атаками к такому противодействию, то шпорой легко будет преодолеть все сопротивления, какие могли бы ещё оказаться. потому что причина этих сопротивлений заключается только в передвижениях или отдалениях крупа: шпора же, подводя задние ноги под корпус лошади (под середину), уничтожает натянутое состояние скакательных суставов, которое могло бы препятствовать правильному отношению сил и хорошему распределению тяжести. Это средство я употребляю чтобы мгновенно остановить лошадь на прибавленном галопе, не вредя её скакательным суставам и заду. Объясним это: т.к. действием скакательных суставов лошадь подвигается вперёд, то достаточно уничтожить это действие, чтобы остановить её. Шпора, подводя мгновенно задние ноги под перед, уничтожит их действие, если рука поспешит вовремя, чтобы удержать лошадь в этом положении. Если же, напротив останавливать лошадь прямо влиянием руки, тогда скакательные суставы будут отдалены и останутся за отвесной линией, неминуемо последует сильный толчок, тягостный для лошади и вредный для ее организма.

Атаки не должно начинать прежде, нежели лошадь введена в руку посредством согласования, тогда только должно быть сделано первое прикосновение шпорой. Для лошадей очень раздражительных следует употреблять мягкие шпоры и только после самого сильного нажатия шенкеля; полезно заниматься с такими лошадьми только применением шпор, т.е. приучать их свободно отвечать на атаки, производя их вначале только на месте и на шагу, не требуя ничего более. Такое благоразумное употребление шпоры даёт непосредственные и прочные результаты; но чтобы оно принесло существенную пользу, надо достигнуть равновесия лошади. Шпору употребляют до тех пор, пока лошадь не перестанет оказывать сопротивления руке и станет избегать давлению мундштучных удил, приближая сама собой свой подбородок к груди. Когда это повиновение достигнуто, атаки могут направляться на противодействие, т.е. против сопротивлений, но когда лошадь войдёт в руку, следует тотчас же прекратить их. Это средство имеет двойную пользу, оно действует морально и физически. Первые атаки производятся одной только шпорой при выдержке противоположного повода, эти крестообразные действия самые правильные и дают самые быстрые результаты. Когда лошадь будет повиноваться попеременному действию шпор, тогда можно приучать её и прикосновению обеих шпор вместе, но с одинаковой постепенностью.

СПУСК РУКИ.

Спуск руки совершенствует лошадь в лёгкости, он заставляет её сохранять равновесие без помощи поводьев. Гибкость, данная всем частям лошади, правильное противодействие рук и шенкелей удерживает её в возможно лучшем положении. Чтобы убедиться в действительности этого результата, нужно часто прибегать к спуску руки. Вот как это делается: проведя правую руку до оконечности поводьев и убедившись в равновесии их, послабляют их в левой руке, правая же медленно опускается с поводьями к передней луке седла. Чтобы спуск руки был правилен, нужно, чтобы лошадь не прибавляла и не уменьшала своего аллюра, и чтобы голова и шея её постоянно находились в правильном положении. В первые разы, когда лошадь, таким образом предоставлена собственному произволу, она, может быть, сделает только несколько шагов, сохраняя тоже положение и ту же степень скорости, для поддержания их всадник должен действовать сначала шенкелями, а потом рукою; частое повторение спуска руки вследствие лёгкости сообщит лошади такт, а всаднику самое тонкое чувство. Средства управления им употребляемые, тотчас же возымеют своё действие, если только силы лошади предварительно подготовлены к совершенному согласованию. Спуск руки должен делаться сначала на шагу, потом на рыси и затем на галопе. Эта обманчивая свобода сделает лошадь до того доверчивою, что она бессознательно придет в повиновение и вполне подчинится нашему влиянию, полагая, что пользуется безусловной независимостью.

О СОБИРАНИИ.

Предшествующая работа облегчает всадника в достижении важного предмета в верховой езде - собирании. Ложные правила, которым следовали в этом случае, сделали из лошади игрушку и жертву невежества всадника.

Для собирания требуется:

I. Частое и общее смягчение бёдер и шеи.

2. Полное подбирание, проистекающее из этих смягчений.

3. Совершенное овладение всадником силами лошади посредством атак.

Собирание составляет одно из неизбежных условий выездки лошади. Как определяется собирание в берейторских школах: «Собирают лошадь, поднимая руку и держа её в шенкеле». К чему послужит такое положение всадника, если под ним животное дурного сложения, неразвитое и имеющее все природные недостатки? Это машинальное действие рук и шенкелей, не приготовляя лошадь к повиновению, может только удвоить сопротивление, потому что, предупреждая лошадь о требуемом от неё движении, не имеет возможности расположить ее силы таким образом, чтобы принудить её повиноваться. Собирание состоит в соединении сил в центре лошади для облегчения обеих конечностей и совершенно подчиняет их влиянию всадника. Собирание, оказывается, ещё наглядно приближает задние ноги лошади к центру её таким образом, я устанавливаю несколько родов собираний, необходимых для лёгкости и точности аллюров, а также для некоторых манежных упражнений. Для большей ясности я принимаю следующий масштаб:


Прежде, чем лошадь может быть подвергнута действию собирания, она должна быть совершенно в руке и привыкнуть к атакам, тогда легко будет убавить ход передних ног и увеличить ход задних. Первоначальное действие собирания, подводя задние ноги лошади до степени 1,2,3 - полезно для ровной и большой рыси и для умеренного галопа. Такого рода собирание может получиться работая на шагу сильно нажимаемыми шенкелями и отчасти слабыми атаками, причем рука должна уничтожить напряжённости, вредные равновесию. Употреблением этих средств должно достигнуть того, что задние ноги лошади приобретут более проворства, нежели передние. Что же касается до собирания более полного в котором задние ноги должны достигнуть степеней 4, 5, 6, 7 – то нужно поступить следующим образом. Для достижения его должно остановить лошадь и, увеличивать противодействия рукой и шенкелем или шпорой до возможной степени подвижности задних ног, не подаваться вперёд, или же подаваться весьма незаметно, затем удержать лошадь в этом положении действием согласования. Частое повторение этого способа нечувствительно приведёт к совершенному собиранию, естественные следствия которого: отчётливое, мерное и укаданскрованное пиаффе. Если лошадь сложена хорошо, то собирание получится легко, вскоре после значительных берейторских трудностей, от него зависящих. Остаётся узнать, есть ли возможность преодолеть их с лошадью посредственного строения? Т.е. с такою, которая имеет какой-нибудь из следующих недостатков: короткий зад, длинную и слабую поясницу, низкий или высокий по отношению к холке круп, тощие ляжки, более или менее согнутые скакательные суставы, слишком близкое или далёкое расположение их, а также слишком большая или недостаточная деятельность их. Такого рода лошади представляют значительные трудности, но зато тот, кто сумеет преодолеть их, докажет, что он не только искусный, но и даровитый берейтор.

Чувствительность рта у всех лошадей одинакова, а слабость поясницы и дурное расположение зада лошади - единственные причины оказываемых сопротивлений. Действительно, если длина поясницы, удаляет задние ноги лошади от места, которое они должны занимать для правильного движения, то сгибания и вытягивания скакательных суставов, принимающих тяжесть и подающих её вперёд могут производиться лишь с трудом. Чтобы помочь этим неудобствам, делающим всякое хорошее обучение невозможным, должно прибегать к первоначальным действиям собирания, коль скоро ввод в руку получен, в этом случае задние ноги лошади должны приближаться к центру и находиться на месте, занимаемом обычно лошадью, хорошо сложенной. Почему некоторые лошади противятся шеей и челюстью? Потому что поясница, бёдра и скакательные суставы действуют неправильно, препятствуя перенесению тяжести, что производит движение. Это правило подтверждается тем, что чем больше лошадь имеет от природы лёгкости и подвижности в челюстях, тем совершеннее её строение; в этом случае разумеются все части её, как нельзя более способные получить непосредственное полное равновесие: равным образом полное собирание, лёгкое для хорошо сложенной лошади, неимоверно трудное для посредственно сложенной, потому что, чем более лошадь будет подавать задние ноги вперёд, тем затруднительнее будет становиться движение, необходимое для сгиба их, что производит подъём. Следовательно, подобного рода лошади и представляют затруднения при выполнении сложной и отчётливой работы; конечно, нельзя сказать, чтобы невозможно было достигнуть результата, но средства, которые следует притом употреблять, должны быть строго методические и надо владеть большим тактом, скажу также, что такая задача не будет иметь вовсе успеха, если всадник не будет следовать моей методе в малейших ее подробностях и в полном объёме. Дурно сложенная лошадь, которую заставляют исполнять трудности, не совсем красива на взгляд людей, не занимающихся берейторским искусством, но зато хороша в глазах сведущих. Полное собирание, т.е. то, которое подводит задние ноги лошади к степеням 4,5,6,7, служит для пиаффе, для пассажей вперёд и назад, для укороченного галопа вроде шер-а-шер, для обыкновенных пируэтов, для галопа назад и прочее. При всех возвышенных движениях оно необходимо потому что, в этом положении скакательные суставы гнутся снизу вверх гораздо легче, нежели сзади наперёд, это доказывает, что для лошади вполне собранной, даже сложные движения совсем незатруднительны и не делают вреда ее строению; позы её всегда верны, точки опоры точны и движения всегда приятны. Собранная лошадь - те же весы, стрелка которых всадник. Малейший перевес на ту или другую конечность, заменяющих чашки, заставит их следовать направлению, которое желает им дать. Всадник поймёт, что собирание совершенно, когда он почувствует, что лошадь готова, так сказать, подняться на воздух. Этой-то работой придаётся лошади блеск, грациозность, величие, она преображается совершенно. Если мы действовали сначала шпорой для полного сосредоточения сил, то впоследствии будет достаточно одних шенкелей, чтобы собрать лошадь, как это требует каданс и подъём всех сложных движений.

ОБ УПОТРЕБЛЕНИИ ВСАДНИКОМ СИЛ ЛОШАДИ (продолжение)

О ГАЛОПЕ.

Я обращаясь к большинству всадников: или лошадь находится под влиянием ваших сил и подчинена вам совершенно, или же вы в борьбе с нею. Если, галопируя, она уносит вас, то это доказательство, что она располагает ещё слишком большой частью своих инстинктивных сил. Перемена ног при подобных условиях исполняется только перекидываниями, что затрудняет и обезображивает движения. Если же лошадь без посредничества и помощи всадника не может напрягать ни одну из своих частей, тогда он по собственному произволу управляет совокупностью сил лошади, распределяет их тяжесть на ту или другую часть а, следовательно, легко и скоро заставит исполнить перемену ног. Если лошадь, прежде чем поднимется в галоп, приведет в напряжённое положение одну из своих конечностей а, следовательно, и шею, то такая польза от помощи того или другого шенкеля всадника, или обеих вместе, для побуждения лошади к движению с правой ноги? Ясно, эти средства останутся безуспешны, пока не обратятся к источнику сопротивления с тем, чтобы преодолеть и уничтожить его. Только мягкость и лёгкость могут облегчить исполнение. Если принуждённость какой-либо части лошади располагают её начать галоп с левой ноги, а мы хотим, чтобы она шла с правой, то должно употребить две силы с одной стороны. Например, левый шенкель и левую руку; назначение первого дать побуждение к движению, а второй - преодолеть противное влечение лошади. Но когда лошадь, совершенно гибкая и собранная, действует только по побуждению, передаваемому ей всадником, то чтобы заставить ее идти с правой ноги, всадник должен поставить её в положение, требуемое движением, располагая в то же время силы её таким образом, чтобы они служили для поддержания её равновесия. Для этого он берёт руку влево и нажимает правым шенкелем. Отсюда видно, что средство, о котором я говорил прежде, полезное для лошади не вполне согласованной, было бы вредно для лошади, силы которой расположены правильно, потому что оно нарушило бы согласие этих сил.

Нет системы для исключительного употребления того или иного шенкеля при подъёме в галоп, но первое условие состоит в сохранении лошади гибкой и лёгкой, т.е. собранной, затем должно употреблять тот или другой двигатель, смотря потому, сохраняет ли лошадь при начале движения должное положение или хочет его избегнуть. Нужно так же быть уверенным, что сила даёт положение лошади, но что только от положения зависит правило.

Частый переход из галопа с правой ноги в галоп с левой ноги, останавливая лошадь перед переменой ноги, вскоре приучит её менять в один темп. В особенности следует избегать слишком резких движений, которые только сбивают лошадь и заставляют её терять лёгкость. Вспомним, что эта лёгкость, которая должна предшествовать всем переменам аллюра и поворотам, делающая приятными, свободными и неизбежными все движения - есть главное условие, которого мы прежде весте должны стараться достигнуть.

О ПИАФФИРОВАНИИ.

Можно заставить всякую лошадь пиаффировать. При этом можно исправить недостатки и изменить порочное расположение, происходящее от дурного строения. Лошадь, у которой силы и тяжесть соединены на одной из её конечностей, не в состоянии красиво и ровно исполнять пиаффе, но постепенная работа и собирание позволят нам устранить и это неудобство. Мы можем соединить две силы на середине тела лошади и подвести задние ноги более или менее к центру. Это и составляет собирание лошади, которое позволяет лошади выполнить пиаффе и соблюдает все необходимые условия для его красивого исполнения и исполнения вообще всех движений высшей школы, к которой принадлежит перемена ноги в один темп и в темп. Для правильности и красоты пиаффе необходимо, чтобы ноги лошади, движущиеся диагонально, поднимались и опускались на землю вместе в сколь возможно большие промежутки времени. Животное должно одинаково налегать как на руку, так и на шенкель всадника, чтобы равновесие было совершенно соблюдено. Когда центр сил, таким образом, находится на середине корпуса, и когда лошадь совершенно собрана, достаточно, для достижения пааффирования сообщить лошади шенкелями лёгкое, но часто возобновляемое сотрясение. Под словом сотрясение я понимаю возбуждение жизненных сил лошади, переходящее за пределы обыкновенного. Достигнув этого, дают лошади идти шагом, всадник же постепенным прикосновением шенкелей возбуждает слегка деятельность животного. Рука в это время должна согласоваться с шенкелями, действуя в те же интервалы, для того, чтобы эти оба двигатели, действуя совокупно, поддержали ряд едва заметных движений и произвели легкое напряжение, которое дольше распространиться по всему телу лошади. Продолжающееся возбуждение совокупности сил сообщает конечностям подвижность, вначале неправильную, потому что избыток деятельности, который требуется этой новой работой, мгновенно расстраивает согласное отношение сил. Но это общее действие необходимо для приобретения даже неправильной движимости, потому что без этого движение было бы беспорядочно и не было бы согласия в движущих силах. В первые дни достаточно незначительной движимости в конечностях, приём следует останавливать лошадь каждый раз, как только она поднимет и опустит ноги, не подвигая их слишком вперёд, для того чтобы поласкать её, ободрить голосом и таким образом успокоить чрезмерное возбуждение, порождённое в ней требованием, цели которого она ещё не понимает. Эти ласки должно употреблять с разборчивостью и только тогда, когда лошадь хорошо выполнит требуемое, в противном случае они более вредны, чем полезны, своевременная отдача руки и шенкелей ещё важнее: она требует большого внимания всадника. Когда ноги лошади получают необходимую движимость, можно приступить к уравнению и соразмериванию её каданса. Помощью нажимания то одного, то другого шенкеля попеременно, всадник может продлить боковые продвижения (балансировки) корпуса лошади, выдерживая её на той или другой стороне. Он должен пользоваться минутой, когда лошадь готовится поставить переднею ногу на землю, чтобы дать ей почувствовать нажимание шенкеля с той же сторону и помочь наклонению лошади в туже сторону. Если этот момент удачно схвачен, лошадь будет балансировать медленно и каданс получит тот высокий подъём, от которого зависят красота и величие. Эти своевременные нажимания шенкелем трудны и требуют большой практики, однако результаты их слишком блистательны, чтобы всадник не должен был стараться уметь употребить их вовремя. Быстрое движение шенкелей всадника ускоряет пиаффе. Следовательно, от всадника зависит большая или меньшая скорость каданса. Исполнение пиаффе только тогда блестяще и полно, когда лошадь исполняет его охотно, а это бывает, когда силы сохраняют связь и энергию, и когда положение сообразно с требованиями движения. Итак, крайне нужно знать употребление силы, необходимой для исполнения пиаффе, чтобы не переходить за ее пределы, в особенности же надо заботиться о сохранении собирания, которое даже одно в состоянии произвести движение без большого усилия.

РАЗДЕЛЕНИЕ ТРУДА.

2 месяца занятий по 2 урока по получасу в день, т.е. 120 уроков, достаточны, чтобы научить молодую лошадь правильному исполнение всех предшествующих упражнений. Я нахожу необходимым 2 урока в день для приобретения превосходных результатов. В молодой лошади поселяют отвращение, занимая ее слишком долго упражнениями, которые её утомляют, тем более, что способности ее недостаточно подготовлены, чтобы понимать всё, что от неё требуют. С другой стороны промежуток в 24 часа между уроками слишком продолжителен, чтобы лошадь была в состоянии на следующий день припомнить то, что она поняла накануне.

ПЕРВЫЙ УРОК (8 дней работы)

Первые 20 минут этого урока посвящают работе на месте для нагибания челюсти и сгибаний шеи. Всадник сначала пешком, а потом верхом должен упражнять лошадь в указанной мной постепенности. В последние 10 мин. он заставляет лошадь идти шагом, не обращая внимания собственно на аллюр, но стараясь держать голову её в подобранном положений. Он должен сделать одну перемену направления, чтобы ездить столько же налево, сколько и направо, на 4-ый или 5-ый день всадник перед движением лошади занимается первоначальной выработкой крупа.

ВТОРОЙ УРОК (10 дней работы).

Первые 15 мин. должно употреблять на смягчение на месте, включая и выработку крупа. Потом начинает осаживание. Другая половина урока посвящена езде по прямому направлению, заставляя лошадь один или два раза идти самой малой рысью. Во второй половине этого урока всадник, продолжая обращать внимание на подбирание лошади, приступает я противодействию рук и шенкелей, чтобы подготовить лошадь выносить согласование и дать правильность её аллюрам. Также должно начинать повороты на шагу сохраняя подбирание головы и стараясь, чтобы при повороте голова и шея лошади постоянно предшествовали другим её частям.

ТРЕТИЙ УРОК (12 дней работы).

6-8 мин. должны быть употреблены для нагибаний и сгибаний на месте,

выработка зада должна быть доведена до возможности исполнения полных обратных пируэтов. Затем следует осаживание, остальная часть урока посвящается усовершенствованию шага и рыси, причём на последнем аллюре делают повороты. Всадник должен часто останавливать лошадь и внимательно следить за сохранением подобранного положения во время перемены аллюра или направления.

Также начинают движение двумя следами на шагу и круговращение плеч вокруг

бёдер.

ЧЕТВЁРТЫЙ УРОК ( 15 дней работы ) .

После 5 мин. посвященных смягчениям на месте, всадник должен повторить все упражнения предыдущего урока; затем приступают к атакам на месте, чтобы упрочить подбирание лошади и подготовить её к собиранию. После того возобновляют атаки на ходу и, когда лошадь будет выносить их терпеливо, переходят к галопу. Для начала довольствуются 4 ли 5 шагами и переходят в шаг, потом снова поднимают в галоп, но уже с другой ноги, конечно, в том случае, если расположение лошади не требует, чтобы ее упражняли в галопе с одной ноги более, чем в галопе с другой. Переходя с галопа, в шаг нужно стараться, чтобы лошадь не рысила и сохраняла легкость головы и шеи. Упражнения галопом должны производиться только в конце каждого урока.

ПЯТЫЙ УРОК (15 дней работы).

Эти 15 дней употребляются для доведения до отличного выполнения предшествующих упражнений и усовершенствования галопа до такой степени, чтобы лошадь на этом аллюре могла легко выполнять все повороты, перемены ноги в темп и упражнения двумя следами. Затем можно начать упражнение лошади через ров и барьер, и в пиаффировании. Таким образом, за 2 месяца мы достигли того, на что раньше требовалось несколько лет и всё-таки получались несовершенные результаты. Само собой разумеется, что при распределении занятий я основывался на общих наклонностях лошадей.

<< Конец >>

Страница 1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : Все
Обсуждения и ответы
АвторСодержаниеДата

Неужели правда за 2 месяца можно сырую лошадь довести до пиаффе, сделать менки, как написано у Боше?21:19 02.09.2009
ЕвгенияЦитировать

Ну конечно...06:42 18.01.2010
ГостьЦитировать

2 месяца это 60 тренировок. По программе Боше нужно работать лошадь 2 раза в день по 30 минут. Получается 120 тренировок минус выходные.
Я считаю, что за 120 тренировок легко можно научить лошадь пиаффировать. Конечно это не будет 100% ответ лошади в схеме Большого приза, но научить делать пиаффе в руках и начать подсаживать всадника не убирая помощь с земли - это реально. Тоже самое и с менками. Если переходы готовы, то за 120 повторов и ослик заменяет
14:14 18.01.2010
RidunaЦитировать

это да16:28 18.02.2011
ГостьЦитировать

да это правда....можно научить лошадь всему чего хочешь...главное что бы было взаимное понимание и доверие...и хотение её научить....например мне на конюшне дали коня который 2 метра в холке...и с ним ни кто не справлялся...но мы с ним подружились и теперь он доверяет только мне и не кому больше...что скажете!?16:33 18.02.2011
ГостьЦитировать

"он доверяет только мне и не кому больше..."

а в чем это выражается?
23:21 27.02.2011
ГостьЦитировать

"...поощряет лошадь вдовами и ласками"

Что такое ласки - понятно. А вот что такое "вдовы"? Это огрехи перевода или реальный термин?
10:30 20.05.2011
ГостьЦитировать

А в какой это главе про "вдов"? Хочу посмотреть , но лень перерывать всю книгу))09:31 26.05.2011
Девочка и пониЦитировать

первая глава

цитата:
"Лошадь, утомленная этими бесполезными движениями будет стараться избегнуть подчинения человеку, подавшись вперёд; всадник при этом движении прекращает удары и поощряет лошадь вдовами и ласками. "
13:16 01.06.2011
ГостьЦитировать

Прочитала. Непонятно, что за "вдовы" )))16:43 01.06.2011
Девочка и пониЦитировать

Небольшая заметка о Боше, в качестве дополнения к книге, автобиографический этюд http://hippoguide.ru/15:55 12.09.2011
ГостьЦитировать

http://hippoguide.ru/?page_id=377 "Конная революция или судьба отступника" - адрес странички точнее15:56 12.09.2011
ГостьЦитировать

...21:54 23.08.2012
ГостьЦитировать

думаю вместо "вдовами" должно быть "словами"11:32 16.01.2014
ГостьЦитировать

Ãîñòü писал(а):
http://onlinecolleges.rocks http://cheapviagra.schule http://cheapautoinsurance.management http://carinsurancerates.associates http://cialisgeneric.club
http://onlinecolleges.rocks http://cheapviagra.schule http://cheapautoinsurance.management http://carinsurancerates.associates http://cialisgeneric.club
13:07 22.11.2014
ÃîñòüЦитировать

Проблемы на финансовом рынке?
- деньги зарплата
Выдача кредита онлайн на карту через 15 минут. Заказать кредит здесь: http://bit.ly/2AdmeW8
Alfa bank
http://bit.ly/2CqhRYH - взять кредит
*money**
06:04 29.01.2018
ГостьЦитировать

Проблемы на финансовом рынке?
http://bit.ly/2DRok38 - нужны деньги в долг
Выдача займа онлайн на карту за 15 мин. Заказать кредит здесь: http://bit.ly/2GmqZAl
_z*
19:46 31.01.2018
ГостьЦитировать

pay day pay day payday loans cash one payday loan19:25 04.05.2018
ГостьЦитировать

wh0cd183248 levitra07:38 11.05.2018
ГостьЦитировать
<<Больше ответов нет>>
1-19 : Все
В связи с большим количеством спама, нам пришлось добавить во все формы отправления
ввод проверочного кода. Приносим извинения за неудобство.
Автор:Гость
Содержание:
Введите число:


Полe "Содержание" обязательно для заполнения.
Яндекс цитирования Лошади и конный спорт Обратная связь
При полном или частичном копировании материалов сайта ссылка на http://www.horseline.ru - обязательна!
Copyright © 2010 все права защищены.